Фармасвит™ — 66854 страницы из мира медицины и фармацевтики, здоровья и красоты, спорта и образования. Знайте больше!
Новости
Статьи
Loading...

Статьи880

В этом разделе:

Похудение15

Как и когда изменится медицина в Украине: интервью Александра Анищенко

17.10.2011
вид для печати
Реформа медицины

Переболеть реформой

О том, как может выглядеть система здравоохранения через несколько лет, какую медицину в итоге получат наши соотечественники и когда в Украине можно будет получить качественное медицинское обслуживание, имея обязательную медстраховку, руководитель Минздрава рассказал в интервью “Эксперту”.

— Александр Владимирович, вокруг отмены перехода на зимнее время в обществе и политикуме сейчас развернулась горячая дискуссия. Каким образом, с точки зрения медика, это решение отразится на здоровье украинцев?

— Говорить об экономической составляющей данного решения не буду. Я — врач и знаю, что при переводе стрелок часов наш организм подстраивается к новому времени первых две, а то и три недели. Любое изменение жизненного ритма заставляет организм адаптироваться. Естественно, снижается и его сопротивляемость к разного рода инфекциям, могут обостриться хронические заболевания. Отменить или нет перевод времени, подстраиваться под Европу или Москву — политическое решение. Я лично подстраиваюсь под себя. И мне комфортно не менять свой жизненный ритм.

— Британская медицинская ассоциация установила, что период адаптации организма при переходе на зимнее/летнее время составляет всего один-два дня. Проводились ли в Украине подобные медицинские исследования?

— К сожалению, нет.

 

Дорогая медицина

— По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), украинские пациенты ежегодно тратят около 40 миллиардов гривен на “благодарность” врачам, а фактический объем финансирования сферы здравоохранения в нашей стране достигает 80 миллиардов гривен, то есть семи процентов ВВП. Чем в таком случае можно объяснить плачевную ситуацию в медицинской отрасли?

— Система здравоохранения — капиталоемкая отрасль. До 85 процентов бюджета, ежегодно выделяемого на здравоохранение, составляет заработная плата медиков. Оставшиеся средства идут на оплату коммунальных расходов, и только пять-семь процентов бюджета направляются на диагностику, лечение, профилактику.

Я не могу сказать, что отрасль находится в плачевном состоянии. Да, положение сложное, но не катастрофическое. Система здравоохранения сохранила жизнеспособность, мы можем оказывать медпомощь как в экстренных случаях, так и при плановой терапии. Для того чтобы система работала лучше, ее необходимо не только лучше финансировать, но и более эффективно использовать деньги, изменить структуру и оптимизировать. Кроме того, большую роль играют зарплаты медработников. Врачи должны получать достойное материальное вознаграждение, тогда отпадет необходимость в “благодарностях” со стороны пациентов.

— В полной ли мере Министерство финансов удовлетворило заявку Минздрава при подготовке госбюджета на 2012 год?

— Основные требования министерства удовлетворены. Если говорить непосредственно о лечебных учреждениях, которые подчиняются Минздраву, их финансирование увеличено на 865,6 миллиона гривен в 2012 году. Средства пойдут и на улучшение медикаментозного обеспечения, и на повышение зарплат медперсонала. Я уже не говорю, что нам увеличили ассигнования на оплату коммунальных услуг. В этом году выделено больше денег на закупку медицинского транспорта и оборудования для регионов: 797,5 миллиона по сравнению с 95 миллионами гривен в прошлом году. Проектом бюджета также предусмотрено 327 миллионов гривен, которые пойдут на приобретение оборудования в пилотных регионах (Винницкой, Днепропетровской, Донецкой областях и Киеве), в которых мы реализовываем реформу здравоохранения. Сверхлимитное финансирование — 150 миллионов гривен — заложено и на расходные материалы: бинты и вату для всей Украины. Сумма будет распределена по регионам. В следующем году мы намерены закупить сто рентген-аппаратов, сто маммографов и сто аппаратов ультразвуковой терапии.

— Уже известно, кто производитель оборудования?

— Мы предполагаем, что закупим его у отечественного производителя, но тендер еще впереди.

— Почему, несмотря на долгие годы дискуссии, “стопорится” внедрение обязательного медицинского страхования?

— Минздрав уже разработал законопроект по медицинскому страхованию.

— Принимаете ли вы участие в разработке аналогичного проекта, которым занимается Министерство социальной политики?

— Нет, нас не приглашали поучаствовать в проекте.

Существует несколько законопроектов о страховании. Минздрав будет настаивать на своей редакции, но мы не против, если из нескольких документов создадут хороший микс. Главное, чтобы закон был действенный. Надеемся, что в следующем году парламент примет окончательный вариант.

— А что будет потом?

—   Затем два-три года будет происходить аккумуляция средств для создания бюджета для “страховки”, и, начиная с 2015-2016 года, эта система начнет работать.

— И кто же станет страховать хронически больных, пенсионеров, инвалидов?

—   Согласно проекту закона об обязательном медицинском страховании, разработанному Минздравом, население поделено на категории, каждая из которых имеет своего страхователя — это работодатели, местные органы исполнительной власти, Фонд социального страхования от несчастных случаев на производстве, центральные органы исполнительной власти. Так, страхователем неработающих лиц, которые ухаживают за ребенком, инвалидов, пенсионеров, детей до 18 лет и других категорий выступают местные органы исполнительной власти.

 

Полуприватизированные 

— На сегодняшний день большинство медучреждений являются полуприватизированными структурами. Оставаясь юридически государственными и бесплатными, фактически система здравоохранения является платной. Способно ли введение страховой медицины изменить эту ситуацию?

— Вы так уверенно заявляете, что медучреждения “полуприватизированы”. Но это не совсем так. Да, врачи иногда предлагают больным купить те или иные препараты. Но они вынуждены это делать, если в клинике нет каких-то лекарств. Вы говорите о порочной практике, когда пациент по-своему благодарит доктора. Но ведь это не только недостаток системы здравоохранения, а и сложившаяся веками традиция.

Мы с нынешнего года начали реформирование системы здравоохранения. Седьмого июля были приняты два базовых законопроекта, благодаря чему удалось формализовать все виды медпомощи — первичную, вторичную, третичную и экстренную помощь. Согласно международной практике, реформа будет делать упор на “первичку”. Во-первых, это уровень, на который сначала обращается пациент. Соответственно мировой статистике, 80-85 процентов больных начинают и заканчивают свое лечение там. Во-вторых, он менее затратный. Второй уровень медпомощи — госпитальная или стационарная служба (туда же после проведения реформы будут относиться и консультативно-диагностические центры). Согласно европейской практике, пациент туда должен попадать только по направлению, полученному на первичном уровне.

— А как это происходит сейчас?

— Ныне “маршрут” больного хаотичен — в поисках нужного врача человек тратит и время, и деньги, зачастую не получая необходимой помощи. После реформы пациент будет направляться к узкопрофильным специалистам, на диагностику или госпитализацию только педиатром, семейным врачом или терапевтом, которые должны знать проблемы своего пациента и отвечать за качество его лечения. Без направления человек сможет обратиться к специалистам любого уровня только в случае острой необходимости.

…Я продолжу. Третичный уровень — это областные больницы для детей и взрослых, а также учреждения специализированного типа: психиатрические, наркологические, онкологические, фтизиатрические, кожно-венерологические и так далее.

Помимо формализации уровней, мы внедряем иной подход к финансированию. “Первичка” будет финансироваться из городских и районных бюджетов. А вторичный, третичный уровни и экстренная медпомощь — оплачиваться из областного бюджета. Это позволит ввести принцип единого медицинского пространства, когда на оказание медицинской помощи не будут влиять административные границы.

— Как введение этих уровней отразится на удобстве для пациента?

— Теперь не будет иметь значения, где живет больной, в каком районе. Сегодня житель любого другого города не может пройти лечение в Киеве — это нарушение Бюджетного кодекса. Карета “скорой помощи” не выезжает к пациенту с медстанции, расположенной ближе к дому больного, но находящейся в другом районе. После реформы “скорая помощь” будет ехать из ближайшего пункта, и административное деление перестанет влиять на выбор лечебного учреждения.

— Когда мы сможем реально ощутить результаты медицинской реформы?

— Первый ее этап пройдет в 2011-2013 годах. Уже в этом году пилотные регионы (Винницкая, Днепропетровская, Донецкая области и Киев) создают центры первичной медико-санитарной помощи. В следующем году будет сформирована единая система экстренной медицинской помощи. А в дальнейшем — основаны госпитальные округа.

Остальные области тоже не станут стоять на месте: в 2012-м будут созданы центры первичной медико-санитарной помощи по всей стране. В 2013 году в Украине предполагается введение системы единой экстренной медицинской помощи. Если мы получим положительный результат по пилотным регионам, то с 2014-го вся система здравоохранения приступит к реформированию. И с 2015-2016 годов мы возьмемся за внедрение страховой медицины.

 

Дело в чемодане

— Реформа здравоохранения должна коснуться не только структуры медучреждений, но и их сотрудников. Нередки случаи, когда “скорая помощь” отказывается помогать пациенту, пока он не заплатит. Как можно с этим бороться?

— Как правило, врачи “скорой” просят деньги не за оказание помощи, а за медикаменты, которых нет в чемоданчике у доктора. Но нам удалось убедить Минфин увеличить ассигнования на обеспечение медикаментами врача “скорой помощи”. Если сейчас, в зависимости от региона, на один выезд бригады “скорой помощи” выделяется пять-шесть, а иногда и три гривни, то с 1 июля 2012 года на указанные цели в проекте бюджета заложено 50 гривен. Это усредненная сумма, ведь одному человеку может понадобиться помощь на 150 гривен, а другому — лишь на 20. Кстати, страховая медицина также позволит увеличить финансирование на медикаментозное обеспечение.

— Вы наверняка знаете, что в Украине распространена практика неформального сотрудничества между врачами и фирмами-производителями медпрепаратов. Реформа здравоохранения решит эту проблему?

— Так или иначе, во всём мире есть такое сотрудничество. Но оно должно быть направлено на пользу пациенту. Почему на это идет врач? Он ищет дополнительный заработок от фирм, которые “проталкивают” свои медикаменты. Но запреты не всегда эффективны, поэтому я еще раз говорю, мы должны обеспечить доктора лекарствами, ввести страховую медицину, а также повысить зарплату медика.

— На ваш взгляд, сколько должен зарабатывать украинский врач?

— Он должен получать достойную зарплату, которая давала бы ему возможность покупать медицинскую литературу, развиваться.

К концу года предполагается повышение зарплаты медработника на 13,5 процента. Кроме того, в проекте госбюджета-2012 прописано, что с 1 января 2012-го каждый врач, уходящий в отпуск, будет получать доплату на оздоровление в размере должностного оклада. Наша реформа, кроме прочего, направлена и на решение данной проблемы — зарплата медперсонала в пилотных регионах будет начисляться по новой методике: тарифная ставка плюс качество и количество оказанной помощи, определяемые по индикаторам. В результате врачи смогут получать две, две с половиной ставки и даже больше.

 

Закупочный вопрос

— Вашего предшественника Илью Емца уволили за то, что он не смог наладить процесс закупок медпрепаратов. Как вы намерены реформировать эту систему?

“После реформы пациент будет направляться к узкопрофильным специалистам только педиатром, семейным врачом или терапевтом, которые должны знать проблемы больного и отвечать за качество его лечения”

— Я не хочу говорить о своем предшественнике. Емец — достойный человек. У него было очень мало времени для того, чтобы адаптироваться и действовать. Впрочем, как и у меня сейчас. Мы делаем всё возможное, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Раньше закупалось не всегда то, что было нужно, а скорее то, что предлагали фирмы. Первое, что мы сделали, — пересмотрели номенклатуру: что закупаем по системе государственных закупок. Потом задались вопросом — в нужных ли количествах проходят закупки? Мы стараемся приобретать препараты, эффективность которых доказана, а цена ниже. Всё это делалось не кулуарно, а с привлечением большой группы специалистов-практиков, в том числе и из регионов.

— Как новый закон о госзакупках повлияет на процесс обеспечения медпрепаратами?

— Он даст возможность проводить торги более прозрачно и эффективно. В частности, мы сможем подписывать контракты с производителями на несколько лет вперед, а не на один год, как было ранее. Это позволит избежать авралов и обеспечить планомерное протекание процесса. На мой взгляд, новый документ более целесообразный.

— С вашей точки зрения, нужно ли отказаться от централизации госзакупок в пользу госпитальных округов, оставив за министерством контрольные и методологические функции?

— В этом есть рациональное зерно, ведь значительную часть работы Минздрава занимает проблема закупок. Правда, когда закупку в больших объемах совершает министерство, мы получаем скидку и можем приобрести больше препаратов. Но высказанное вами предположение тоже имеет право быть.

— Какие сегодня предусмотрены меры по увеличению доли украинских медпрепаратов, для поддержки отечественного производителя и развития импортозамещения лекарственных средств и изделий медицинского назначения?

— Во всём мире нет страны, которая на сто процентов обеспечивала бы себя лекарствами. Сейчас на нашем рынке до 34 процентов всех медпрепаратов приходится на лекарства отечественного производства. В количественном измерении из всех реализуемых в стране лекарственных средств 66 процентов составляют украинские медпрепараты. Цифры хорошие, но это не повод останавливаться. У нас разработана концепция импортозамещения, а недавно мы провели две встречи с нашими коллегами из отечественного фармбизнеса и производителями оборудования. Была создана рабочая группа, подготовившая предложения, которые мы передали в Министерство экономического развития и торговли.

— По данным ВОЗ, на украинском рынке каждый пятый медпрепарат — поддельный. Как будете бороться с засильем фальсификата?

— Я надеюсь, что в ближайшее время будут приняты два постановления Кабинета министров относительно GMP — соответствия надлежащим условиям производства. На отечественных производителей указанное требование и раньше распространялось, на зарубежных — нет. Это закроет рынок для производителей, которые шлют к нам в страну некачественные медпрепараты. Согласно постановлениям Кабмина, каждое новое импортное лекарство будет регистрироваться в Украине только после предоставления на него сертификата GMP.

— А что будет с зарубежными медпрепаратами, которые уже зарегистрированы в нашей стране?

— При ввозе таких лекарств производители также будут обязаны предоставлять этот сертификат.

 

Скальпель — в частные руки

— Система здравоохранения испытывает кадровый голод. У нас очень много врачей пенсионного и предпенсионного возраста, а многие больницы вообще на пожилых нянечках держатся. Как собираетесь привлекать молодых специалистов?

— Да, нам не хватает 46 тысяч 900 врачей. Даже пенсионная реформа, которая будет дольше удерживать в структуре здравоохранения опытных медиков, не решит проблему. Дефицит врачебных кадров — мировая тенденция. На планете не хватает четыре миллиона докторов, в Европе — 150 тысяч. Одна из причин — невысокая зарплата, даже в развитых странах.

Кроме повышения заработной платы, увеличения госзаказа в вузах, Минздрав намерен провести оптимизацию сети и кадровых ресурсов. В Украине есть много медучреждений, которые имитируют деятельность. Мы должны их перепрофилировать и заставить работать в том направлении, которое нужно пациентам. Так у нас будут высвобождаться врачи. И поскольку у нас зафиксирован наибольший дефицит докторов общей практики/семейной медицины, 60 процентов молодых специалистов будут направляться в первичное звено медпомощи, где на них большой спрос.

— Согласно новому антикоррупционному законодательству, медработники за получение взяток несут такую же ответственность, как и чиновники. Кроме того, введен запрет на финансирование учреждений здравоохранения за счет благотворительных взносов. Как на практике реализуются эти нормы, учитывая, что ранее такие взносы во многих больницах достигали до половины бюджета?

— Спонсорские взносы составляли не более трех-четырех процентов, в некоторых регионах — до пяти. Я практик и знаю, что никогда ни одно учреждение не соберет 30 или 50 процентов того, что обеспечивает государственное финансирование. Сейчас система здравоохранения адаптируется к новому законодательству. Государство увеличивает финансирование, так что надеемся в дальнейшем обойтись без спонсорской помощи.

— Почему в Украине не происходит передача больниц в руки частного инвестора, как в свое время было в Польше?

— Давайте начнем с другого: а кто из инвесторов пришел с такой инициативой? Кто попросил передать ему государственную поликлинику? Мы будем рассматривать данный вопрос только с честным инвестором, который станет вкладывать деньги в развитие клиники.

— Хотя бы изредка к вам обращаются с такими предложениями?

— К сожалению, почти нет. Инвестор, проявляющий интерес к здравоохранению, обычно строит новое частное медучреждение. Мы — за сотрудничество с частным инвестором, но в перспективе он захочет получать доход от своего бизнеса, а значит, бизнес должен быть прибыльным. А чем это может обернуться для пациентов?

Авторы : Алина Еремеева, Светлана Крюкова

 

 
© 2000-2011 pharmasvit™ — бизнес-сервер    О проекте   Контакты   Регистрация: компании, заявки на поиск партнеров, веб-сайта, вакансии, резюме