Фармасвит™ — 66914 страниц из мира медицины и фармацевтики, здоровья и красоты, спорта и образования. Знайте больше!
Новости
Статьи
Loading...

Новости19561

В этом разделе:

Пресс-релизы и финансы1417

Министр о реформе медицины, медицинском страховании, легализации гонораров врачам

09.12.2011
вид для печати
Медицина

Александр Владимирович, сегодня в обществе активно обсуждается тема необходимости преобразований в медицине. Чего стоит ожидать от реформы здравоохранения?

Что для нашей страны характерно? У нас все знают, как играть в футбол, и все знают, как лечить. И что получается? У нас нет футбола, и, если мы будем так относиться к медицине, не будет и медицины.

Мы много лет констатируем, что у нас с медициной не все в порядке, но не предпринимаем мер, чтобы что-то изменить. Пациенты недовольны, медработники тоже недовольны. Главный посыл очень прост: мы должны научиться работать в новых экономических условиях, считать стоимость своей услуги, потому что мы готовимся работать в условиях страховой медицины. Для этого нужно подготовить саму систему, сделать ее более компактной, более оптимальной.

Сейчас Президент дал старт реформированию во многих сферах, в том числе и в медицине. Нам предстоит осуществить очень серьезные изменения. Во-первых, организационно-структурные, которые разграничат медицинскую помощь на три вида: первичный, вторичный и третичный. Они, надо заметить, и раньше существовали, но не были формализованы. Сейчас законом “О внесении изменений в основы законодательства Украины об охране здоровья относительно усовершенствования медицинской помощи” принята эта формализация. Она даст возможность точно просчитать необходимое финансирование и выделить необходимые средства на каждый вид.

Сейчас первичная помощь, самая необходимая населению, находится на втором плане по финансированию, потому что стационар “съедает” очень много денег. Теперь же бюджет здравоохранения будет планироваться программно-целевым методом, и это даст возможность выделить на первичную помощь, которая будет финансироваться из бюджета городов и районов по программе “Первичная помощь”, больше средств. И это логично, ведь около 80% пациентов нуждаются именно в первичной помощи.

Вы сказали, что медицина должна перейти на программно-целевое финансирование. Сейчас из бюджета тоже финансируются целевые программы…

Это несколько другое. Из бюджета сейчас финансируются программы по самым жизненно важным направлениям здравоохранения – онкозаболевания, туберкулез, СПИД, гемофилия, иммунопрофилактика и многим другим. Эти статьи сохранятся. Но в финансировании уровней помощи, как уже упоминалось, у нас наблюдается явный перекос в сторону стационарной службы. Теперь же средства, предназначенные для первичного и вторичного видов медпомощи, будут распределяться на уровне районного и областного бюджетов, и в этом году на первичную помощь в пилотных регионах пойдет 30%, в то время как раньше им перепадало в лучшем случае 15%. Кроме того, в государственном бюджете на будущий год заложены субвенции четырем пилотным регионам в сумме 323 млн грн. на оснащение учреждений первичной медицинской помощи. Потом наступит очередь переоснащения медучреждений второго уровня.

На следующий год в бюджете заложено 327 млн грн на медобеспечение “скорой помощи”. Сейчас на один выезд бригады к больному тратится на медикаменты 2,5 – 5 грн, в следующем году эта сумма увеличится до 25-50 грн.

В какие сроки и в какой последовательности будет проводиться реформа?

Реформирование будет проходить в три этапа. Первый начался сейчас. Он предполагает еще в этом году организацию центров первичной медико- санитарной помощи в четырех пилотных регионах (Винницкой, Днепропетровской, Донецкой областях и в Киеве), кроме того, в первом квартале будущего года в областях будут созданы единые центры экстренной медицинской помощи.

Следующий этап – реформирование второго уровня, создание в пилотных областях госпитальных округов. Вторичная, третичная и экстренная медицинская помощь будут финансироваться на областном уровне и работать по принципу “единого медицинского пространства”.

Но не только в пилотных, а и в остальных областях со следующего года начнут создаваться центры первичной помощи. Мы надеемся, что в начале года будет принят закон о единой системе экстренной медицинской помощи. В 2013 году в каждой области будут созданы центры экстренной помощи, работающие по принципу единого медицинского пространства. Затем, после проведения структурных изменений и анализа этой работы, с 2014 года будет реформироваться вся остальная система. Все, что мы сейчас делаем, – это подготовка к работе в условиях страховой медицины. С 2015-16 годов уже можно будет ее внедрять, а в следующем году мы рассчитываем подготовить и принять закон о страховой медицине. Над ним идет работа. Есть уже несколько вариантов данного закона, мы сейчас готовим свой. Надеемся, один из вариантов закона о страховании будет принят Верховной Радой в 2012 году.

Что означает термин “единое медицинское пространство”?

Сейчас, проживая в одном районе города, пациент не может получать медицинскую помощь в лечебных учреждениях другого района. Скажем, к жителям ближайших к Киеву районов имеет право приехать “скорая помощь” только из их райцентра, даже если киевская подстанция расположена территориально значительно ближе. Принцип единого пространства стирает административные границы и увеличивает возможности пациента получить качественную медицинскую помощь независимо от района проживания.

Какой вы видите страховую медицину в Украине?

Есть несколько подходов, но я хотел бы, чтобы наши народные депутаты приняли хоть какое-нибудь решение об обязательном медицинском страховании. Для рядового гражданина, конечно, лучше, чтобы в фонд платил работодатель. Но надо также рассмотреть возможность доплаты пациентом, если он хочет улучшенных условий договора.

И какой должна быть пропорция взносов работодателя и работника?

Есть разные системы, и ни одна из них не идеальна. Могу одно сказать: я буду согласен с любой формой, какую примет Верховная Рада, и мы, наконец, начнем работать. Не будем говорить, что с появлением страховой медицины на нас упадет “манна небесная”, но система станет работать лучше, медицинская помощь станет доступнее, так как за нее будет кому заплатить. А в процессе реализации можно будет корректировать нюансы. Мы неправильно поступаем, когда еще “на берегу” выносим вердикт, что “это плохо”. Познание должно приходить в процессе практики.

Можно начать работать по банальной схеме, например, когда взносы платит работодатель. Но мы должны думать и о том, каков будет размер взноса, и том, какова будет сумма возмещения для получения помощи.

Есть ли расчеты, сколько всего нужно средств для нормального функционирования системы здравоохранения?

Они есть. Чтоб у нас было такое медобслуживание, как на Западе, нужны очень большие деньги. Пока государство выделяет на оздоровление столько, сколько имеет возможность выделить. С подъемом экономики, увеличением налоговых поступлений увеличатся и объемы финансирования здравоохранения. Одно дело определять, как много нужно, другое дело – исходить из того, что государство может. Ведь, кроме нашего ведомства, из бюджета еще финансируется образование, культура, армия и многое другое. Надо сказать, что в последние три года оснащение системы здравоохранения заметно улучшилось. И реформирование проводится для того, чтоб рационально использовать выделяемые средства, сделать систему более компактной, более экономически обоснованной. Идет акцентирование в том числе и средств на первичный уровень, потому что это и дешевле и эффективнее.

Одной из центральных фигур реформированной медицины становится семейный врач. Чем он отличается от участкового?

Он должен быть более квалифицированным, знать больше разделов медицины. У нас сейчас есть врачи-педиатры, обслуживающие детей до совершеннолетия, и есть врачи-терапевты, обслуживающие взрослое население. Но так как у нас наблюдается их дефицит, особенно первичного звена, то семейный врач должен соединить в себе обе функции. Для этого он проходит специализацию. Но главное предназначение такого врача – профилактика заболеваний среди его пациентов. Зная пациентов на протяжении жизни, с ними легче проводить профилактическую работу. Предупредить болезнь намного легче и дешевле, чем лечить. Каждый из нас должен заботиться о своем здоровье и раз-два в году проходить осмотр.

Вы говорите, что у нас дефицит врачей? Но по статистике, в Украине врачей на душу населения больше, чем в Европе и США.

Общее количество врачей у нас действительно больше. Но в него входят и врачи санитарно-эпидемиологической службы, преподаватели вузов, работники НИИ, стоматологи, которые оказывают узкоспециализированную помощь, то есть у нас много дипломированных, но не практикующих врачей. Если стационары еще более-менее укомплектованы специалистами, то участковых врачей – терапевтов и педиатров, а ныне семейных врачей – мало. Всего у нас не хватает около 46 тысяч врачей по всем специальностям.

В прошлом месяце Татьяна Бахтеева, председатель парламентского комитета по вопросам здравоохранения, озвучила крайне неутешительные данные по детской смертности. Какова причина того, что в Украине этот показатель в 2,5 раза превышает европейский?

К сожалению, показатель младенческой смертности у нас высок: 9 детей на 1000 родившихся. Но я почти всю жизнь проработал главным врачом детской больницы и знаю, что раньше этот индекс был еще выше – 13 детей на 1000 новорожденных, и сейчас все-таки идет снижение. Можем ли мы иметь европейские показатели при неблагополучной экологии, далеко не европейских доходах и оставляющей желать лучшего медицине? С повышением уровня жизни, улучшением экономической ситуации, с усовершенствованием системы здравоохранения в ближайшие три года мы ожидаем еще 30%-ного снижения этого показателя. Если будет развиваться экономика, будет политическая стабильность, а люди будут уверены в завтрашнем дне, снизится и показатель детской смертности.

Однако надо понимать, что влияет на него не только здравоохранение, но и родители, которые планируют ребенка. У нас, к сожалению, еще нет практики, когда будущие родители еще на стадии планирования проходили бы комплексное обследование и по его результатам получали бы необходимое лечение. Еще нет осознания того, что беременная женщина, имеющая хронические заболевания, должна находиться под контролем специалистов. Иными словами, надо работать над повышением культуры населения в плане заботы о здоровье будущего поколения.

Что касается государственных инициатив, то среди приоритетных направлений работы правительства называется создание перинатальных центров третьего уровня. В этом году должны быть открыты четыре таких центра – в Кировоградской, Донецкой, Харьковской областях и в Киеве. Они будут оказывать медпомощь в тех случаях, когда уже выявлена какая-то патология, или если она возникла в процессе родов. За три года мы планируем открыть 27 таких центров, что тоже будет снижать процент детской и материнской смертности.

Прошедшим летом в Украине были задержки с поставками вакцин и препаратов против гемофилии. Этот вопрос даже рассматривался на заседании Кабинета министров. Что было причиной задержек?

Согласно новой редакции вступившего в силу в этом году закона “О госзакупках”, мы потеряли право на то, чтобы, пока проводится организация тендеров, закупать у предыдущего поставщика 15% от необходимого объема медпрепаратов. Кроме того, пришедшая в Минздрав новая команда считала необходимым в свете заявлений о коррумпированности системы госзакупок проверить, те ли препараты закупаются и в том ли количестве. Мы изменили по многим программам список закупаемых лекарств (в этой работе принимали участие и врачи-практики из регионов), и это дало возможность привлечь к закупкам новых участников и снизить цены.

Вакцинами в прошлом и позапрошлом годах за средства госбюджета обеспечивалось только 60% от нужного объема. Мы решили пересмотреть, те ли вакцины мы покупаем. Скажем, датская вакцина против туберкулеза в 15 раз дороже российской, между тем все взрослое население Украины привито российской вакциной. Ту же ценовую ситуацию мы обнаружили и с некоторыми другими средствами. Это дало возможность сэкономить приблизительно 120 млн грн. В этом году правительство выделило дополнительно 35 млн грн. на проведение вакцинации. И на сегодняшний день прививочные материалы против таких заболеваний, как полиомиелит, вакцина АКДС (против коклюша, дифтерии, столбняка), и вакцина БЦЖ (против туберкулеза) закуплены нами почти в объеме 100% от потребности.

То же и в отношении гемофилии. В течение примерно полутора месяцев шла проверка номенклатуры Минздрава, приглашались представители регионов и с ними согласовывались необходимость закупки тех ли иных медикаментов. Это тоже послужило причиной задержки поставок.

И еще одна не менее важная причина – то, что по некоторым программам мы получаем финансирование, лишь частично покрывающее плановые затраты, по гемофилии, в частности, финансируется всего 27% от потребности. В этом году впервые были дополнительно выделены средства, и если в прошлом году мы закупили этих лекарственных средств на 40 млн грн, то в этом – на 68 млн грн.

Премьер-министр в связи с задержкой закупок перепоручал контролировать эту миссию министру чрезвычайных ситуаций Виктору Балоге. Эти препараты закупались Министерством здравоохранения или МЧС? И правомочно ли, чтоб МЧС занималось поставкой медикаментов?

В определенных случаях в интересах пациентов такая практика допускается.

Согласно постановлению Кабмина, Министерство чрезвычайных ситуаций закупало только некоторое количество средств для лечения гемофилии, а основную часть закупок осуществляло наше ведомство.

Сама технология закупок требует определенных затрат времени: надо провести тендер, фирма-поставщик, выигравшая тендер, делает заказ фармацевтическому предприятию на производство определенного объема продукции, поскольку готовая продукция в таких количествах не хранится, и только затем предприятие выполняет заказ.

А нельзя ли, чтобы в тендере вместо поставщика принимал участие производитель? Это дало бы возможность исключить из цепи лишнее звено и позволило бы сэкономить на услугах посредника.

Конечно, это лучше и дешевле. Сейчас мы как раз отрабатываем технологию, чтобы если не Министерство, то какое-нибудь из наших госпредприятий заключало с производителями прямые договора поставок.

Достоверна ли информация о том, что недавно закуплен препарат от гемофилии корейского производства, который еще не прошел испытаний?

Наше министерство таких закупок не осуществляло. Все препараты, приобретаемые нами, зарегистрированы в Украине, и все имеют подтвержденное качество. А вакцины закупаются после того, как каждая серия проходит контроль качества. Кстати, задержка поставок вакцины для профилактики туберкулеза БЦЖ была обусловлена еще и этим обстоятельством: датская вакцина проходит контроль качества за 60 дней, а российская, в пользу которой мы решили сделать выбор, – за 85 дней.

Александр Владимирович, а в каких лечебных учреждениях лечитесь вы – украинских или зарубежных, частных или муниципальных?

В Донецке я лечился в обычной, 16-й больнице, у меня был доктор Нина Владимировна Колесник, который меня пользовал много лет. А в Киеве я обращаюсь к тому, кого мне рекомендуют коллеги. Помощь, как и любой пациент, хотел бы получать от специалиста с большой практикой. Но это не означает, что я не уважаю молодых врачей, они мне нравятся, они сейчас очень интересные, прагматичные, активно использующие современную диагностическую и лечебную аппаратуру.

А за границей вы не лечились?

Я работал три года за границей, в Африке. Болел там дважды малярией, но лечил себя сам, пользовался там только услугами лабораторий. Кстати, со мной работали врачи из многих стран – Бельгии, Германии, Франции, Италии, Египта. Я имел возможность оценить их профессиональный уровень, он был достаточно высок, но мои коллеги из тогда еще Советского Союза не уступали им в профессионализме. Мы уступали им только в уровне диагностической и другой аппаратуры.

У вас огромный опыт работы. Когда, по вашему мнению, здравоохранение было лучше – в СССР или сейчас?

Для того периода система здравоохранения была на должном уровне. Но в мире нет ничего постоянно идеального. Сейчас изменилась экономическая и политическая ситуация. В то время у государства были деньги, но мы не могли купить аппаратуру или качественные медикаменты, потому что все было в относительном дефиците. Сейчас другая проблема – большой выбор при нехватке денег. Для меня самое главное – чтобы было спокойно в государстве, чтобы развивалась экономика, повышалось благосостояние населения, и лучше финансировалась система здравоохранения. Все как по Ильфу и Петрову: “Не учите нас жить, лучше помогите материально”.

Вы говорили о том, что в нашей стране не хватает врачей первичного звена. Низкая зарплата, наверное, является одной из причин такой нехватки. Есть ли надежда, что она будет пересмотрена в сторону увеличения?

В проекте бюджета на следующий год запланировано увеличение зарплаты медицинским работникам на 13,5%. Этого мало, конечно, но повышение идет постоянно в пределах, которые может позволить бюджет. Второй путь повышения мы сейчас отрабатываем в пилотных регионах: это постоянная и неизменная тарифная ставка плюс бонусы или доплаты за качество и объем выполненной работы. Думаю, что и введение страховой медицины тоже позволит часть средств страховых компаний направлять на оплату труда медработников.

Если говорить откровенно, то есть еще один источник дохода врачей, это так называемая благодарность пациентов в денежном эквиваленте…

Врачи такие же люди, как и все остальные, и все, что есть в обществе, присутствует и в нашей системе. У нас много высокопрофессиональных и действительно честных людей. Но жизнь заставляет их приспосабливаться к ситуации, принимать благодарности от пациентов, и здесь начинаются те проблемы, которые в обществе вызывают возмущение.

А как вы относитесь к легализации гонораров врачам?

Я бы узаконил гонорары врачам. При этом пациент и врач вступали бы в деловые отношения и составляли бы об этом соответствующий договор, где оговаривались бы обязанности сторон, и в случае невыполнения врачом условий договора пациент мог бы обратиться в суд. Официальный статус гонорара позволил бы взимать с него налог, как с любого вида дохода физических лиц.

Считаю, что нам надо научиться принимать нестандартные решения, даже если они нам и не очень нравятся. Возможно, такой подход найдет свое отражение в законе о страховой медицине.

Интервью проведено ІА “Главред”

Автор – Наталья Кондратьева

 
© 2000-2011 pharmasvit™ — бизнес-сервер    О проекте   Контакты   Регистрация: компании, заявки на поиск партнеров, веб-сайта, вакансии, резюме